Главная Обратная связь Структура сайта
Новости

Зачем Кабмин «наступает на язык»

Накануне Дня учителя Юлия Тимошенко сделала оригинальный «подарок» педагогам, подписав постановление Кабмина, которое, по сути, запрещает общение в государственных и коммунальных учебных заведениях на любом языке, кроме украинского. Луганский областной Совет отреагировал на этот документ специальным обращением к Парламентской ассамблее Совета Европы, Верховной Раде, Уполномоченному Верховной Рады по правам человека, Генеральной прокуратуре Украины. Депутаты потребовали отменить незаконную норму, ограничивающую миллионы людей в человеческом праве пользоваться родным языком.

Министр образования и науки Иван Вакарчук поспешил заявить, что обвинения оппонентов беспочвенны. Авторы документа желали только популяризировать государственный язык.

О значении постановления Кабинета Министров Украины № 1033, а также об особенностях языковой политики в державе говорим с депутатом областного Совета, проректором Луганского государственного института культуры и искусств профессором Ириной ЗАЙЦЕВОЙ.

— Ирина Павловна, безобидно ли то самое зло¬счастное постановление Кабмина?

— Откровенно говоря, оно чисто формально не очень соответствует «жанру» постановления. Когда я говорю своим студентам о функциональных стилях языка, противопоставляю художественному официально-деловой. Подчеркивая, что в последнем категорически не допускаются никакие двусмысленности. А если возможны различные варианты толкования – нас ведь сейчас пытаются убедить, что мы «все неправильно поняли», -- то это уже несоответствие стилю. И оно не должно быть свойственно официальному документу.

Ситуация очень похожа на ту, что происходила с Европейской хартией региональных языков. Как только местные Советы попытались применить ее положения на практике, из Киева тут же раздалось: документ неправильно перевели…

— Так надо ли директорам школ, учителям реагировать на это постановление?

— В обращении, которое приняли на сессии, мы перечислили ряд документов, гораздо более серьезных и значимых, чем постановление правительства, на основании которых делается логичный вывод — оно незаконно. А значит, выполнять его не надо.

Но тут же возникает другой вопрос: а как отнесутся к невыполнению «наверху»? Так что, думаю, найдутся люди, которые постараются последовать рекомендациям. Хотя им тоже можно посочувствовать: как организовать и контролировать выполнение требования о том, чтобы учителя говорили только по-украински? Будем по¬ощрять школьников-ябед?

— После публикации обращения в адрес облсовета полетели обвинения в политической предвзятости. Может, не стоило писать и требовать?

— Безусловно, стоило. Постановление 1033 – пробный шар, с помощью которого проверяли реакцию масс. И если бы мы промолчали, обязательно последовали бы другие шаги по пути украинизации системы образования. И потом это обязательно бы выплыло. Мы еще много чего узнаем, особенно накануне внешнего тестирования выпускников. В будущем году ведь оно должно проводиться исключительно на украинском языке. Но если в прошлый раз 84 процента выпускников нашей области выразили желание тестироваться на русском, то вряд ли за год ситуация сильно изменится.

Кстати, верховный комиссар ОБСЕ по вопросам национальных меньшинств Кнут Воллебек в докладе по языковой ситуации в Украине, который подготовил по итогам поездки по стране, рекомендует правительству не переводить тестирование полностью на украинский язык, пока абсолютно все его участники не изъявят такого желания. Нам же до этого далековато…

— Может, мы зря сопротивляемся? Возможно, если все заговорим на одном языке, действительно, почувствуем себя одной нацией?

— Никто не имеет права навязать язык. И по приказу сверху невозможно сделать чужой язык родным. Если бы нас, на самом деле, хотели сплотить, а не заставить покориться, действовали бы совсем по-иному. И, в частности, всячески подчеркивая родство наших языков. Тем более что искусственно что-то сближать в этом случае не надо: с точки зрения языко¬знания, русский и украинский языки – наиболее близкие.

— Постановление 1033 способно принести пользу украинскому языку?

— Нет. Любое принуждение несет языку только вред. Конкретно от этого документа вред, вероятно, не будет очень большим. Другое дело – от общей позиции министерской и от системы.

И вряд ли государству простится то, что, позиционируя себя как демократическое, оно делает столько недемократических шагов.

— Ну и неграмотные поколения – тоже проблема для державы…

— Безусловно. Недавно позвонил мой коллега, проректор Горловского института иностранных языков, и грустно так рассказал: получил постановление из министерства, на первой же странице насчитал 17 ошибок.

— Говорят, те самые высокопоставленные украинизаторы, обнаружив безграмотность наследников, обучающихся в «элитных» учебных заведениях, уже в ужасе. И в столице хорошему репетитору по русскому языку предлагают 600-800 долларов в месяц. То есть своих детей наша «элита» все же хочет научить хорошему русскому.

— Ну да, давайте нас еще и по этому принципу разделим!.. Хорошо, если в образовании ребенка заинтересована семья. Но ведь не у всех есть возможность заплатить 600-800 долларов. И когда школа грамотностью не занимается, вуз не занимается – получается беда. Я по своим студентам вижу – среди них нет злостных «неучей». Они рады бы, но их на грамотность не нацеливают! А если еще и государство в этом вопросе не оказывает поддержки, а только вредит, то ничего хорошего не жди.

Тысячи раз уже говорено: ладно – русский, но ведь на государственном уровне не создано условий для лучшего овладения украинским, государственным языком!..

— Как в идеале должна бы развиваться языковая ситуация в Украине?

— Думаю, справедливость будет восстановлена, украинский и русский языки будут развиваться параллельно, взаимообогащая друг друга. Но мне кажется, что на установление этого равновесия уйдет много времени. И прежде чем мы научимся вести разумную языковую политику, может случиться раскол.

— Если оценивать действия Луганского облсовета по защите права жителей региона пользоваться родным языком, то, по вашему мнению, сделано ли для этого все, что нужно?

— Считаю, что в этом вопросе наш областной Совет ведет себя очень и очень последовательно. Никто не отказался от идеи в судебном порядке отстоять региональный статус русского языка на территории области в определении соответствующей Европейской хартии. Мы постоянно проводим международные научно-практические конференции, семинары для учителей.

Можно упрекнуть облсовет в том, что мы не всегда доводим всю нашу работу до широкого гражданского резонанса. Те же конференции – мероприятия довольно камерные, но мы публикуем их материалы, распространяя среди учителей, и они охотно их используют.

Сейчас нам надо постараться как можно более эффективно использовать центр, открытый фондом «Русский мир» в библиотеке Горького. Надо добиться, чтобы это место не пустовало.

Еще один немаловажный вопрос – его, кстати, наша комиссия по вопросам образования, молодежи, культуры и спорта уже поднимала – вопрос пополнения фондов библиотек. Недавно с неприятным удивлением для себя выяснила, что в библиотеках практически нет хорошей детской литературы на русском языке. Есть комиксы – на двух языках. Но нет произведений многих прекрасных писателей. Нам необходимо сделать все, чтобы в библиотеках появились книги, которые бы формировали у детей позитивное мышление и позитивное же отношение к миру. А для этого русская литература дает колоссальный материал!

И, мне кажется, идти от книги, а не от политических, пусть даже самых актуальных на сегодня, веяний в вопросах воспитания и образования было бы сейчас гораздо разумнее.

И эффективнее!

И больше о позиции депутатов областного Совета:

Екатерина ФОМЕНКО, директор Старобельской гимназии:

— В нашей гимназии говорили, говорят и будут говорить на тех языках, которые близки нашим ученикам, их родителям, не ущемляя никого. У нас много ребят-белорусов, кавказцев - неукраинцев, словом. И никто не будет ничего такого предпринимать, что бы заставило их чувствовать себя неполноценными или неполноправными членами нашего коллектива.

Издавать приказы и следить за тем, чтобы учителя все время говорили исключительно по-украински,— это абсурд. Мы проводили и будем проводить общешкольные мероприятия как на русском, так и на украинском языках. Причем, отмечу, украинский, государственный язык наши дети знают и любят.

Ольга ЛЕЩЕНКО, учитель с многолетним стажем:

— Лично я бы не торопилась выполнять постановление Кабинета Министров, но, к сожалению, большинство учителей у нас такие покорные. «Партия прикажет: надо» — возьмут под козырек…

Я рассматриваю данные изменения в Положение об общеобразовательном учебном заведении как еще одну возможность «прищучить» учителя. Найдется в какой-нибудь школе особо «свідомий» директор или завуч, услышит, что кто-то из педагогов заговорит с учеником на перемене на русском, сразу меры взыскания применит.

Лариса ЧЕКМАРЕВА, директор Краснореченской средней школы:

— В уставе нашей школы значится, что она — учреждение с украинским языком обучения. Постановление Кабмина нас касается непосредственно. Но есть и подписанный учебный план, в соответствии с которым у нас изучается русский. Считаю, что не имею права запретить общаться на этом языке, убрать русский из учебного процесса. Если родители высказали желание, чтоб их дети учились на родном для них русском, если дети купили учебники — русскоязычными учебниками нас держава не снабжает…

Меня могут наказать за невыполнение постановления правительства, но, с другой стороны, меня о его выходе не информировали. О внесенных изменениях в Положение об общеобразовательном учебном заведении узнала только на заседании фракции перед сессией, хотя 5 октября участвовала в расширенном заседании Кабмина. Но ни министр образования, ни кто иной там и словом не обмолвился об этой инициативе.

Телефон для справок: +3 80642 58-58-26
Почтовый адрес Украина, г. Луганск, пл. Героев Великой Отечественной войны, 3
Электронный адрес luganskoblrada2014@gmail.com
© Луганский областной совет, 2002-2014

Документы публикуются на языке оригинала. При полном или частичном использовании материалов ссылка на http://oblrada.lg.ua обязательна