Главная Обратная связь Структура сайта
Новости

Игры патриотов

Информация о возможном переносе сроков внешнего независимого тестирования для выпускников Луганской и Донецкой областей встревожила огромное количество их жителей. Что происходит? Об этом мы беседуем с экс-руководителем Украинского центра оценивания качества образования, доктором филологических наук, депутатом Луганского областного Совета Ириной Зайцевой.

Философия камикадзе

- Ирина Павловна, представители киевской власти сообщают, что сессия для выпускников в Донецкой и Луганской областях, возможно, перепрыгнет с начала июня на середину июля.

- Об этой, действительно странной, информации я говорила и на сессии областного Совета. Когда Арсений Петрович Яценюк так театрально назвал свое правительство «правительством камикадзе», он или ошибался, или говорил неправду. Возникает стойкое убеждение, что от имени Украины как раз это правительство делает камикадзе из нас всех, превращая в заложников своих лихорадочных порывов. Особенно больно, когда заложниками делают детей. Сейчас происходит разрушение системы образования и только для ее восстановления, думаю, понадобится уже не менее пяти лет.

Это касается и комплекса внешнего независимого оценивания. Он не был идеальным, но в целом работал и постоянно совершенствовался в течение трех последних кампаний. Совершенствовался, прежде всего, в своей организационной составляющей – выпускники ясно представляли, что от них требуется, и относились к «тестированию» как к обычной проверке знаний. В 2013 году подавляющее количество вопросов, приходивших на сайт Украинского центра оценивания качества образования, касалось не организации, а, скажем так, философии процесса. Естественно, с рекомендациями, каким хотелось бы видеть его участникам. Согласитесь: когда молодые люди размышляют над тем, как дальше совершенствовать процесс, – это немаловажный показатель его эффективности.

Совершенствовалось и творческая составляющая. Мы постепенно, шаг за шагом, сбалансированно переходили от оценивания элементарных знаний к проверке умения рассуждать, анализировать, мыслить. Собственно, как раз эта линия сейчас и перечеркивается.

Теперь о механизме проведения сессий. Должна напомнить, что ежегодно готовится документ – «Порядок проведення зовнішнього незалежного оцінювання» в соответствующем году. В 2014 году оно должно проводиться в соответствии с документом, который был утвержден в конце минувшего года. Его готовила я. Документ регистрируется в министерстве юстиции, а нормы юстированного документа произвольно изменить нельзя. В нем четко прописано, что, в какой последовательности и в какие сроки проводится: основная, дополнительная сессии, какие причины учитываются для того, чтобы человек мог принять участие в дополнительной сессии, и т.д. Отступления от утвержденного порядка – незаконны.

И если где-то кто-то сказал о переносах сроков, то я плохо себе представляю, как это может быть сделано без внесения изменений в документ и регистрации новых положений в минюсте. По моим наблюдениям, нынешнее руководство министерства образования и всех образовательных структур тщательно избегает подготовки любых документов, предпочитая какие-то устные распоряжения. Подобно тому, как министр внутренних дел что-то сказал в Фейсбуке, а мы почему-то должны воспринимать это как официальную информацию. Хотя, насколько я понимаю, принципа издания нормативно-правовой базы в государстве пока никто не отменял. И если люди не хотят ему следовать, то к ним должны возникнуть серьезные вопросы.

По поводу проведения внешнего независимого оценивания в Луганской и Донецкой областях я слышала прямую речь вице-премьера, курирующего гуманитарные вопросы, некоего господина Сыча. Он рекомендовал бы перенести бы… Другими словами, мы готовы переложить ответственность на кого угодно, лишь бы не нести ее самим.

Что же касается вообще разговоров на эту тему, то я оцениваю их как абсолютно однозначную попытку дискредитировать выпускников Донбасса.

Форс-мажор: исключение или правило?

- Это и психологическая атака. И не только на выпускников, но и на родителей.

- Безусловно. При том что вступительная кампания в этом году крайне непростая. Мы уже потеряли крымских выпускников. В Крыму зарегистрировалось около 17 тысяч абитуриентов. Из них подтвердили свое желание тестироваться на «материковой» Украине всего около шестисот человек.

Мне не вполне понятны цели дальнейшей дискредитации. Пока я все-таки объясняю нежеланием официальных лиц брать на себя ответственность. Надеюсь, они все-таки понимают, что творят вещи, несовместимые с логикой образования.

- Но узкий прагматизм, возможно, присутствует даже в этом абсурде. Не нужно будет содержать вузы, которые содержать не на что. Экономия!

- И подрыв высшего образования. Прежде всего, вузов Донбасса. Об этом уже говорит ректорский корпус. На сессии областного Совета принято решение подготовить соответствующие обращения к премьер-министру, в министерство образования и Донецкий региональный центр оценивания качества образования. Естественно, мы предлагаем оставить все так, как должно быть, и обеспечить порядок работы пунктов тестирования местной властью. Хотелось бы надеяться, что общественная ситуация нормализуется, но нужно смотреть на реальность трезво. И тех, кто отвечает за безопасность работы пунктов тестирования, необходимо будет еще раз проинструктировать: если есть хотя бы малейшая угроза безопасности детей, пункты должны быть закрыты. Это форс-мажорное обстоятельство. И оно может быть основанием для законного перенесения сроков сессии. Но это – исключение, которое нельзя произвольно превращать в правило.

А задача Украинского и Донецкого регионального центров оценивания качества образования – вовремя, с соблюдением всех положенных требований доставить тестовые материалы на пункты тестирования с помощью структур Госспецсвязи.

Если один или два пункта не откроются, ничего в этом чрезвычайного не будет. Процесс должен идти нормально. Потому что касается он более 12 тысяч выпускников и потенциальных абитуриентов в Луганской области.

- Нарушение законодательства в последнее время стало нормой. Если все-таки сессия будет произвольно перенесена…

- Тогда нужно срочно провести перерегистрацию сертификатов, которые уже получили абитуриенты, с основной сессии на дополнительную. Они же индивидуальны, имеют код, учитывают место тестирования. Это задача Донецкого регионального центра. Хотя времени на процедуру практически нет. Необходимо заново определить пункты тестирования, заново подготовить тестовые материалы и сделать множество других вещей. В дополнительной сессии участвовало не более тысячи человек по всей Украине. А представьте себе, если только в Луганской области их будет 12 тысяч! Напечатанные тестовые тетради придется просто выбросить и подготовить другие, с новыми тестовыми вариантами. Кроме всего прочего, это еще и колоссальная финансовая проблема!

- Хотя в условиях фактически гражданской войны и дополнительная сессия также может оказаться под угрозой?

- Конечно! Ее перенос – не выход из положения. Тут наоборот необходимо делать все возможное, чтобы провести процедуру в соответствии с утвержденным и хорошо знакомым людям графиком, организованно и на максимально законных основаниях.

Вопрос ведь касается не только и даже не столько обеспечения законности проведения процедуры, сколько обеспечения прав и интересов граждан. И выпускники, и их семьи имеют определенные планы на лето. К примеру, родители планировали в июле оздоровить младшего ребенка, а им придется заниматься сессией старшего. Кто имеет право по своему произволу препятствовать этому? А учителя? А педагогическая общественность? Нельзя же так! Персонал на основную сессию уже набран.

- Другими словами, идет провокация дальнейшего расшатывания нестабильной ситуации?

- Подозреваю, - да. Люди, назвавшие себя камикадзе, упрямо пытаются пожертвовать другими.

Днепровские кручи, луганские – круче?

- Вы участвовали в работе сессии областного Совета. Какие впечатления?

- Скажу так. В Луганске мне дышать легче, чем в Киеве. Киев так агрессивно непредсказуем, так наполнен ненавистью к придуманным врагам, что исчезает почва для диалога. И общественного, и научного. При том что на сессии высказывались разные точки зрения, это все-таки был диалог, внутренний смысл которого – поиск действительных решений. А в киевском контексте я уже давным-давно не участвовала в таком диалоге. Там обсуждение скорее похоже на разговор глухих. То, что называлось плюрализмом, выкорчевывается. Причем людьми образованными и внешне интеллигентными.

Все государственное строительство все основательнее опирается на фундамент – «я – начальник, ты – дурак».

Но еще больше там удручает другое, то, от чего бы я хотела избавить и своего ребенка, и всех молодых людей. Там поощряется наушничество, предательство. Жители настолько растеряны, что если и не принимают, то и не понимают, какие семена вбрасываются.

Негативный исторический опыт, похоже, ничему не научил. Мы продолжаем ломать психику, руководствуясь самыми благими побуждениями. Но является ли, например, патриотизм, требующий доносить на «врага» и «предателя», патриотизмом? По-моему, это беда.

Наглядное подтверждение процесса – вот те кадры из Одессы, где счастливая девушка готовит «коктейли Молотова». Она абсолютно убеждена, что поступает правильно, что священного единения можно добиться, уничтожая инакомыслящих и прочие «инородные» тела. Такое же мировоззрение утверждается и в Киеве. И утверждается сверху, теми, кто формирует государственную идеологию.

В ней, скажем так, отсутствует элемент созидания. Хотя Киев всегда был другим. Днепровские кручи настраивали иначе. А сейчас я не понимаю, что делают там люди. И главное – зачем они это делают.

- Так, может быть, и нет смысла договариваться о чем-либо с действующей там властью? Может быть, правы люди, взявшие в руки оружие?

- Честно скажу, такие мысли иногда мне приходят в голову. Хотя продолжаю считать, что человек всегда способен образумиться. Важно только, чтобы он установил причинно-следственные связи, проанализировал, как сложилось то, что сложилось и задумался над последствиями, которые возвращаются бумерангом. И бьют, не разбирая, кто прав, кто виноват. Сейчас, правда, ни у кого нет желания этим заниматься.

Ничего личного

- Личный вопрос. С чем связано ваше увольнение с должности?

- Как говорят в таких случаях некоторые товарищи – ничего личного. Я спросила министра, есть ли ко мне какие-то профессиональные претензии? В ответ: «Вас призначав Табачник». Это элементарное политическое увольнение, хотя директор Центра оценивания качества образования – не политическая фигура.

А теперь с каким-то пещерным азартом уничтожаются все наработки предшественников в системе внешнего независимого оценивания, да и в системе образования в целом. У меня было пару разговоров с нынешним министром. Я ему сказала, что категорически отрицаю формулировку, принятую для себя действующим руководством: «Табачник хотів знищити систему зовнішнього незалежного оцінювання». Нет никаких доказательств этому. Зато есть другие. Я больше трех лет проработала с Дмитрием Табачником и смею утверждать: ни одна моя инициатива не оставалась без внимания!

Дважды обновлялась структура Центра. Например, были образованы отделы по связям с общественностью и психометрии, без которых развитие системы независимого оценивания оказывалось просто невозможным. Все три года закладывалось достаточное количество средств в бюджет. С этим нужно было работать. Доказывать, добиваться!

А если новый руководитель Центра для решения проблем создает благотворительный фонд, то это – начало конца независимого контроля над качеством образования. Благотворительный фонд означает обязательства перед кем-то и чем-то. Нет никаких гарантий, что деятельность Центра будет обеспечивать прозрачность, равные права всех, что из щелей не полезет коррупция, которой и должна была противостоять система независимого оценивания.

Сергей Прасолов

Телефон для справок: +3 80642 58-58-26
Почтовый адрес Украина, г. Луганск, пл. Героев Великой Отечественной войны, 3
Электронный адрес luganskoblrada2014@gmail.com
© Луганский областной совет, 2002-2014

Документы публикуются на языке оригинала. При полном или частичном использовании материалов ссылка на http://oblrada.lg.ua обязательна