Главная Обратная связь Структура сайта
Публикации

ЧТО В ИМЕНИ ТВОЕМ, НАРОД?

События, происходящие в Украине, оцениваются по-разному: от гражданского протеста и «национальной революции» — до государственного переворота. Несомненно одно: они так или иначе отразятся на правовой системе украинского общества. Каким образом? Насколько глубоко? Об этом - разговор с депутатом Луганского областного Совета, начальником главного управления юстиции в Луганской области Евгением Варнаковым.

Улица благих намерений

— Евгений Георгиевич, на ваш взгляд, киевский «майдан» расшатывает, уничтожает правовую систему страны или способствует её обновлению? И можно ли совершенствовать ее, не исполняя действующее законодательство?

— Во-первых, нет ничего неестественного в том, что люди по-разному оценивают происходящие события и их влияние на правовую систему. Право для того и существует, чтобы сбалансировать интересы различных социальных групп, и если есть или назревают противоречия, то законодательные нормы должны приводиться в соответствие с существующим положением дел, с реальностью. Поэтому однозначно говорить о разрушении или обновлении нельзя, все проблемы необходимо рассматривать конкретно — как отразятся или могут отразиться на общем балансе те или иные изменения.

Наша правовая система основана на римском праве. Лучшего никто пока не придумал. Именно в Древнем Риме были заложены демократические принципы взаимоотношения людей. Это достаточно гибкая и гуманная основа, которая учитывает как права и свободы человека, так и интересы общества в целом. Поэтому и существует возможность ее совершенствования.

Во-вторых, как бы ни критиковали несовершенства действующего законодательства, оно строится на самых демократических базовых принципах, и главный вопрос для всех нас — как сделать лучше, чтобы в итоге не получилось хуже.

Что происходит сегодня? У нас очень высокий уровень правового нигилизма, когда люди склонны требовать от других того, чего не хотят требовать от себя. Это обстоятельство поднимает эмоциональный фон — требовать, вместо того чтобы апеллировать к взвешенности и ответственности! Можно ли на таких исходных позициях совершенствовать? Ведь то, что кажется совершенно справедливым для одних, далеко не всегда является таковым для других и для общества в целом.

— Революционная сознательность подменяет правосознание?

— Да. И это тем более удивительно у нас. Почти столетие революционная целесообразность в конечном счете подчиняла себе правовые нормы, и сейчас иные горячие головы в упор не замечают противоречия между желанием войти в клуб цивилизованных стран и кавалерийской атакой на действующее законодательство.

Поэтому те, кто поддается искушению разрушить все «до основанья, а затем…», действительно разрушают правовую систему, желая перестроить ее под себя. Это крайне опасная тенденция. И главное, она вовсе не гарантирует, что новые нормы будут исполняться. Вот в чем проблема: новое появляется только тогда, когда становится очевидным, что старое исчерпало себя, а вовсе не потому, что оно кому-то не по вкусу. Когда «революционеры» громят и крушат все, что им не нравится, объявляя это благом для народа, то ни блага, ни права, ни свободы такие действия не приносят.

Вы можете сказать, что конкретно предлагают стране лидеры оппозиции для совершенствования действующего законодательства?

— Благих намерений — фонтан, а куда мостят дорогу, честно говоря, не догадываюсь.

— Вот именно! Они призывают верить их совести — дайте нам волю, а мы уж порядок наведем! Все, что у них имеется, — это занятая ими выгодная позиция революционеров, которые борются с авторитаризмом. А дальше? А дальше абсолютно не исключен произвол. Так вот, правовая система как раз и обязана защищать общество от любого произвола, в том числе и «революционного», который легко превращается в самый мрачный авторитаризм. Нас же от имени народа пытаются убедить в обратном. Декларациями. А когда политики говорят декларациями, не доверять им - больше оснований, чем доверять. Когда же они делают хуже, чтобы стало лучше, то оснований им доверять, извините, нет вообще.

Ты — народ, и я — народ...

— Согласно Конституции источником власти в Украине является народ. Имеет ли кто-то право говорить от имени народа и тем более добиваться своих целей именем народа?

— Давайте разделим вопрос на составляющие.

Первая. Может ли от имени народа говорить и действовать сам народ? Да. В любом правовом государстве народ действует от своего имени, на выборах назначая тех представителей, которым поручает и доверяет вести дела в государстве. Но значит ли это, что вече, как, скажем в Древнем Новгороде, или агора, как в Древней Греции, могут быть ежедневным майданом: сегодня выбрали — завтра убрали? Нет. Потому что такая власть народа превратится в полное безвластие, в безнадежный хаос, при котором нельзя не только что-либо планировать, но и вообще управлять собой. Сегодня не понравился избранный большинством представитель, завтра не понравились те, кто сделал своего представителя представителем всех, — и все закончится грандиозной дракой, в которой не бывает победителя.

Вторая. Может ли кто-то говорить и действовать от имени народа? Да. Те, кого люди своим волеизъявлением избрали в качестве своих представителей. Они не только могут, они должны, обязаны говорить и действовать от имени народа. Другое дело, если они, воспользовавшись доверием, начинают служить собственным интересам или интересам каких-то групп.

Наше общество неоднородно, оно склеено из территорий с различным уровнем развития, с различным вероисповеданием и ментальностью, и желание попользоваться именем народа в интересах одной его части очень сильное. Сегодня мы не просто столкнулись с этой проблемой - она приобрела опасный характер. Мы ежедневно слышим, что есть граждане, есть народ, а есть «титушки», быдло, совки — фактически его враги. Это зловещий симптом, который означает, что правовой нигилизм расползается и приобретает «правовой» характер. Еще шаг — и враги народа будут определены законодательно!

Вот почему, на мой взгляд, говорить и действовать от имени народа не может никто, кого не уполномочили своим волеизъявлением граждане страны. Это классический пример самозванства, которое прямо граничит с тиранией.

— Но здесь есть странность. Если избранник не выполняет своих обещаний, если, в целом, не оправдывает порученное ему дело, то почему граждане должны ждать очередных выборов?

— Вот это и есть правовое пространство, где необходимы реформы, которые усилят роль гражданского общества в управлении страной, в самоуправлении. Вся правовая система и действующее законодательство как инструмент ее реализации позволяют законодательной власти прописать механизмы, позволяющие гражданам отзывать своих представителей, решать вопросы самого разного уровня на референдумах, сделав их прозрачными, простыми, действенными. Тут, конечно, много проблем, есть определенные юридические нюансы, которыми должны быть предусмотрены факторы нестабильности в обществе. Но, как известно, дорогу осилит идущий.

Однозначно могу сказать лишь одно: общество должно иметь больше возможностей управлять своими представителями.

И речь идет не только о том, чтобы изгнать, поменять шило на мыло, и о прочих инструментах жесткого регулирования. Вот пример с экстравагантным мэром Торонто. Вроде бы не ворует, не пускает дела на самотек, но ведет себя не вполне адекватно. Жители собрались и урезали его полномочия. Это хороший урок общественного воспитания. Ведь зачастую ответственности учит не сам импичмент, а его угроза. Такие механизмы мягкой силы должны действовать и у нас, чтобы малейший конфликт не заканчивался гражданской войной.

Дисбалансы есть везде, даже в самых развитых демократиях. Наши дисбалансы острее и болезненнее. Должен быть простой и прозрачный, и выполнимый механизм отзыва того или иного лица, независимо от того, депутат он или президент, если лицо не соответствует той общественной функции, которая на него возложена. Причем совокупность условий должна быть настолько широкой, чтобы человек никогда не позволял себе почивать на лаврах, но одновременно и настолько узкой, чтобы его не сделали без вины виноватым.

Ослабляем закон, укрепляем бардак

— Что же нам мешает сделать то же самое? И делается ли хоть что-нибудь?

— Конечно. Только не всегда доводится до конца. И одна из важнейших причин — та самая разнородность украинского общества и политическая нестабильность.

Любой гражданин может увидеть: противниками введения таких норм в Верховной Раде выступают те, кто громче всех говорит о правах и свободах. Парадокс? Нет. Они были бы «за», если бы чувствовали под собой всю страну. А так — боятся, как бы чего не вышло. Кто-то всегда хочет переизбирать, отстранять других, сам оставаясь неприкасаемым. Когда действует принцип — закон должен касаться всех, только не меня, то происходит то, что у нас и происходит сейчас на майдане. В цивилизованном обществе так не бывает.

— Не станет ли нашей роковой особенностью вот это «хитросделанное» правило: закон — сам по себе, мы — сами по себе?

— Не думаю. Законы часто отстают от жизни. Сначала возникают определенные правоотношения в обществе, которые нужно урегулировать, и только потом появляется правовой акт, который узаконивает их. Это нормально.

Но они могут и опережать, даже стимулировать возникновение новых правоотношений. Это когда национальное законодательство определенным образом заимствует наиболее значимое из опыта других стран.

Вопрос здесь, опять-таки, в конкретных формах и исполняемости законодательных норм. Важно понять другое: совершенствование законодательства возможно только в рамках действующего законодательства, которое и является легитимной основой для совершенствования. Нашему законодателю еще работать и работать!.. Но как бы интенсивно он ни работал, если законы не исполняются, то на самом деле правовая система не развивается. Вот почему я и говорю: при острейшей потребности в эволюционных переменах, когда новое обеспечивается благодаря исполнению того, что есть, мы сталкиваемся с очень странной тягой к усилению бардака. А вот если пренебрегать не только действующими законами, но и процедурой их принятия, то завтра любой сельский Совет будет жить по собственной конституции. И будет аргументировать тем, что она лучше действующей. Не абсурд ли?

Конституционный футбол

— Такой же, как игра в футбол, в котором вместо мяча — конституция? Главное — отобрать ее у соперника, передать пас своим и пробить чужие ворота. Или в нынешней конституционном футболе больше здравого смысла?

— Я должен быть объективен. Тот, первоначальный майдан, на котором люди продемонстрировали свою гражданскую позицию, — свидетельство формирования у нас гражданского общества. Они заявили о собственных интересах, которые должны учитываться при принятии любых государственных решений. Но мы стали и свидетелями незрелости гражданского общества. Есть конфликт интересов, его нужно решать в правовом поле, и все стороны должны приложить для этого максимум сил. Разрешения, а не эскалации! От ошибок никто не застрахован — ни власть, ни гражданские активисты, но одно дело быть настойчивыми в преодолении противоречия, другое — нагнетать его. Вот тут уже и начинается «командная» игра, цель которой — выиграть во что бы то ни стало.

Сегодняшний майдан — это уже бесчинствующая толпа, которую в законодательном порядке необходимо приводить в чувство. Проблема, однако, в том, что его лидеры уже почувствовали вкус к ультиматумам, мечтая таким образом переиграть соперника. Им все равно, что под ногами — мяч, консервная банка или конституция.

Отличие действующей Конституции от Конституции 2004 года - в механизмах назначения высших должностных лиц. Премьера, руководителей силовых министерств должен назначать не президент, а парламент. Лучше это или хуже? В этом сомневаются даже оппозиционеры. Иначе бы не было споров между Яценюком и Кличко.

— Они хотят вернуть Конституцию 2004 года так, чтобы не возвращать?

— Собственно говоря, да. Это демонстрация «хотелок». Как у Пушкина в «Сказке о рыбаке и рыбке»: не хочу быть столбовою дворянкой, хочу быть владычицей морскою. И чтоб золотая рыбка прислуживала. Но мы уже говорили о действительной проблеме: если действующая Конституция не выполняется, дайте хоть бриллиантовую — она нужна не для обеспечения прав и свобод граждан, а для бессмысленной игры.

Не нравится нынешняя — есть процедура выработки изменений и механизм их принятия. За них должны либо проголосовать в парламенте, либо на референдуме. Иного не дано. Создавать народные рады, принимать документы на площади — это ерунда! Идти к новому через старое — ерунда! Никакого отношения к укреплению правовой системы и гражданского общества это, к сожалению, не имеет. Зато четко свидетельствует о групповой борьбе за власть и полном правовом нигилизме. Такой подход чреват непредсказуемыми последствиями.

— И чего нам ждать?

— Я думаю, что горячие головы поостынут. Действующая власть не на словах, а на деле доказывает свою договороспособность, стремление как можно скорее и с меньшими потерями выйти из политического кризиса, пока он не перерос в национальный. Это выбивает аргументы у слишком рьяных «защитников» народа, и даже их зарубежные адвокаты не могут не видеть этого.

Думаю также, что в конечном счете сработает чувство самосохранения. И у народа Украины, и у тех политиков, которые понимают, что радикализация протестных настроений способна сыграть с ними злую шутку.

Сейчас, как никогда, обществу нужен честный, принципиальный, открытый диалог. Ради людей, ради развития. И мне кажется, что он, несмотря ни на что, обязательно начнется.

Сергей Прасолов

Телефон для справок: +3 80642 58-58-26
Почтовый адрес Украина, г. Луганск, пл. Героев Великой Отечественной войны, 3
Электронный адрес luganskoblrada2014@gmail.com
© Луганский областной совет, 2002-2014

Документы публикуются на языке оригинала. При полном или частичном использовании материалов ссылка на http://oblrada.lg.ua обязательна